Две смерти — виноватых нет. Завершено расследование дела о смерти второго ребенка в областном роддоме

В июле 2017 года в Гомельском областном роддоме умер маленький Роман. Малышу шел 11-й день от его рождения...

По словам его матери Натальи, беременность протекала нормально. Не было ни токсикоза, ни других осложнений. Будущая мать проходила регулярные обследования по месту жительства в Светлогорском районе, и наблюдения и анализы показывали, что у нее и ребенка все в норме.

«Я даже не чувствовала беременности», — говорит женщина. У Натальи это был уже четвертый ребенок.

Однако роды у жительницы Светлогорского района случились преждевременные, примерно на 34-й неделе. Сразу после рождения ребенок заплакал, но испытывал проблемы с дыханием. И медики положили его в реанимацию на искусственную вентиляцию легких. По словам Натальи, на вторые-третьи сутки малышу стало лучше, и она начала передавать ему свое молоко для кормления.

Как рассказала женщина, на пятые сутки Романа уже хотели выписывать из реанимации. Наталья видела, что первоначально к нему было подключено несколько разных аппаратов и датчиков, а к этому времени оставалось лишь оборудование для искусственной вентиляции легких. Но на шестой день состояние ребенка резко ухудшилось. По словам матери, медики, в числе прочего, проводили и терапию от инфекционного заболевания. Но спасти ребенка не удалось. На 11-й день Роман умер.

После вскрытия патологоанатом дал заключение, что причиной смерти стала внутриутробная инфекция.

По факту происшедшего мать подала заявление в Гомельский городской отдел Следственного комитета РБ. Следователи и специалисты СК провели всестороннюю проверку и исследования, полагающиеся в этом случае. Недавно они предоставили свое заключение матери умершего ребенка. Согласно результатам проверки СК, причинами смерти Романа стала «полиорганная недостаточность, острый диффузный отек головного мозга» и ряд других.

Но при этом в заключении СК сказано, что ни при анализе медицинской документации, ни при патологоанатомическом вскрытии, ни при судебной гистологической экспертизе признаков внутриутробного инфицирования не установлено.

116-0.jpg
116-0.jpg
116-1.jpg
116-1.jpg

Медики свою вину в смерти Романа отрицают. Не нашел признаков или состава преступления в случившемся и Следственный комитет. Мать умершего ребенка тоже не склонна к обвинениям. Но женщине кажется странным: почему так существенно расходятся два заключения — выданное ей сразу после смерти сына в роддоме о «внутриутробной инфекции», и сделанное экспертами Следственного комитета?

СН уже сообщали о том, что также в июне 2017 года с тем же официальным диагнозом «внутриутробная инфекция» в Гомельском областном роддоме умер Миша Башмур. Его отец Сергей Башмур с данным результатом не согласился.

Сильные новости
Гомель
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии