Информация о пандемии от ученого и политика Юрия Воронежцевого

Информация о пандемии от ученого и политика Юрия Воронежцевого

Реакция беларусского государства на ситуацию с пандемией в мире и стране вызывает у многих граждан сильное ощущение дежавю: такое с нами уже было. В 1986 году, когда произошла авария на ЧАЭС советские власти также сначала пытались скрыть проблему, потом значительно преуменьшали масштабы трагедии и уровень ее опасности.

О том, почему распространение вируса COVID-19 сравнивают с техногенной катастрофой, и можно ли оправдать такое поведение беларусских властей Зелёный портал поговорил с беларусским ученым и политиком Юрием Воронежцевым.

Юрий Воронежцев работал членом комиссии по экологии, затем председателем подкомитета по экологическим проблемам промышленного комплекса в Верховном Совете СССР. Был ответственным секретарём Комиссии по рассмотрению причин аварии на Чернобыльской АЭС и оценке действий должностных лиц в послеаварийный период.

Он также отвечал за разработку Программы преодоления последствий Чернобыльской катастрофы. Наш собеседник не понаслышке знает, какие месседжи посыла советская власть своим гражданам. И может сравнить их с тем, что говорит сегодня беларусам Александр Лукашенко.

— Юрий Иванович, сегодня много говорят о том, что ситуация вокруг коронавируса очень похожа на то, что происходило в 1986 году, когда случилась авария на ЧАЭС. На ваш взгляд, насколько оправданы такие параллели. И почему люди их проводят?

— И тогда, и сейчас случилось событие, повлиявшее на очень многое и очень многих. Для большинства людей причины случившегося и в 1986 году, и сегодня до конца не понятны, что вызывает тревогу и даже элементы паники. И, конечно, мы видим очень схоже поведение властей, которые в обоих случаях постарались уменьшить значимость происходящего. Правда, в советские времена пренебрежительно- хамская риторика первого в государстве лица по отношению к своим гражданам была просто нереальна. Но в целом, создается впечатление, что действия властей просто копируют те, что были в 1986. Пожалуй, это и основная причина появления параллелей.

— В случае с аварией на АЭС речь шла о техногенной природе случившегося. О так называемом «человеческом факторе». И здесь действия советских властей хоть как-то можно было бы понять и оправдать. Сейчас же на лицо — пандемия, которую Беларусь, ее правительство или кто бы то ни было в стране, не устраивали. И логично было бы последовать примеру большинства стран мира и признать проблему. Как по-вашему, почему этого не произошло?

— В советские времена руководство страной было коллегиальным и решения, правильные или нет, вырабатывались в Политбюро путем дискуссий и обсуждений. Прислушивались к профессионалам. Беда была в том, что на многое смотрели через призму идеологии, что и приводило иной раз к значительным ошибкам. Сегодня у нас все зависит от одного человека, который в последнее время ведет себя неразумно и непредсказуемо, мягко говоря. Прогнозировать и комментировать это поведение крайне сложно.

— Говоря о том, что с Островецкой АЭС никогда не случится того, что случилось с Чернобыльской, многие ее защитники отмечают, что мы живем в век информационных технологий, когда малейший просчет или внештатную ситуацию просто невозможно будет скрыть. Тем не менее, сегодняшняя ситуация доказывает обратное. Почему это происходит?

— В условиях тоталитарного или авторитарного государства обилие источников информации не гарантирует, что мы с вами будем знать о происходящем в полном объеме.

Возможность скрыть все что угодно зависит не столько от наличия или отсутствия современных информационных технологий, сколько от общественно-политического устройства в стране. Сегодня, например, в каждой семье есть доступ к Интернету, но мы с вами точно не знаем, где, кто и сколько людей болеет коронавирусом.

— В риторике президента Беларуси относительно распространения коронавируса уже звучит до боли знакомое: «Если мы его не видим, значит — его нет». То же самое говорили про радиоактивное загрязнение. По-вашему, как такое поведение (и не только президента) можно объяснить или оправдать? Что за этим стоит?

— Оправдать это поведение, разумеется, никак нельзя. Чем объяснить? Опасаюсь, что мое объяснение можно будет подвести под ст. 368 УК РБ (Оскорбление Президента Республики Беларусь наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок — прим. ред.).

— Если говорить о таком аргументе властей как «недопущение паники», который звучал в 1986 году и звучит сегодня, на ваш взгляд, почему люди паникуют? И можно ли ограничивать, дозировать и контролировать информацию, чтобы эту панику не допускать?

— Разговоры о «панике» обусловлены низким образовательным и профессиональном уровнем тех, кто их ведет. Единственная возможность ее избежать — это предоставление полной объективной информации о происходящем с ежедневными комментариями профессионалов. Ограничение или дозирование информации как раз вызывает недоверие, тревогу и , как, следствие, панику: «Раз они что-то скрывают, значит, дела совсем плохи!»

— Если заканчивать разговор о параллелях, то многие считают, что авария на ЧАЭС стала началом конца СССР, случился кризис доверия к системе, к властям, к вождям, причем не только среди обывателей. Ваш прогноз: как сегодняшняя ситуация может повлиять на государственную вертикаль и ее звенья?

— Действительно, «чернобыльские» события явились одной из причин краха советской системы. Не решающей, но весьма веской. Но, если бы не горбачевская «перестройка», мы с вами до сих пор жили бы в БССР и ходили на партсобрания. Ну, а несколько тысяч «бузотеров» сидели бы в лагерях и психушках. Нынешний правитель все это хорошо помнит, поэтому по мере развития событий в неблагоприятную для него сторону «гайки» будут завинчиваться все туже. Пока не сорвет резьбу. А это может случиться, несмотря на феноменальную терпеливость беларусов.

— Какие уроки Чернобыля пригодились бы беларусским властям сегодня? Что бы вы посоветовали делать тем, кто принимает решения на местах? Что в их силах и в их компетенции?

— Я бы посоветовал тем, кто сегодня у власти, внимательно изучить негативный опыт событий 1986 года, сделать выводы и понять, что за решения, наносящие вред гражданам придется рано или поздно отвечать. А на местах можно сделать многое. Вопреки странным, мягко говоря, указаниям «сверху».

В 1986 году на свой страх и риск нашлись местные руководители, которые отменили пресловутую демонстрацию 1 мая. Уверен, что в силах нынешних местных властей отрегулировать проблему с карантином в школах, отменой футбольных матчей, демонстрации на 9 мая и так далее. Но ... страх потерять «кормушку» парализует их действия.

gomel.today
Гомель
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии